Read & GoЧитай и действуй

Жемчужины мысли. Крылатые латинские выражения. Часть 2/3

NEC MORTALE SONAT
(ЗВУЧИТ БЕССМЕРТНО)
Латинские крылатые выражения

Amico lectori (Другу-читателю)

Necessitas magistra. — Нужда — наставница (нужда всему научит).

[нэцэсситас магистра] Сравните: «Голь на выдумки хитра», «Станешь лапти плесть, как нечего есть», «Проголодаешься — хлеба достать догадаешься», «Сума да тюрьма дадут ума». Подобная мысль встречается у римского поэта Персия («Сатиры», «Пролог», 10—11): «Учитель искусств — желудок». Из греческих авторов — в комедии Аристофана «Плутос» (532—534), где Бедность, которую хотят изгнать из Эллады (Греции), до-казывает, что именно она, а не бог богатства Плутос (ко всеобщей радости исцелѐнный от слепоты в храме бога врачевания Асклепия и теперь расточающий себя смертным), является подательницей всех благ, заставляя людей заниматься науками и ремеслами.

Nemo omnia potest scire. — Никто не может знать все.

[нэмо омниа потэст сцирэ] Основой послужили слова Горация («Оды», IV, 4, 22), взятые эпиграфом к словарю латинского языка, составленному итальянским филологом Форчеллини: «Невозможно знать все». Сравните: «Нельзя объять необъятное».

Nihil habeo, nihil timeo. — Ничего не имею — ничего не боюсь.

[ниhиль hабэо, ниhиль тимэо] Сравните у Ювенала («Сатиры», X, 22): «Путник, у которого при себе ничего нет, будет петь в присутствии разбойника». Также с пословицей «Богатому не спится, он вора боится ».

Nil sub sole novum. — Нет ничего нового под солнцем.

[ниль суб соле новум] Из Книги Экклезиаста (1, 9), автором которой считается мудрый царь Соломон. Речь о том, что человек не в силах придумать ничего нового, что бы он ни делал, и все происходящее с человеком — не исключительное явление (как ему иногда кажется), а уже было до него и повторится после.

Noli nocere! — Не навреди!

[ноли ноцэрэ!] Главная заповедь врача, известная также в форме «Primum non nocere» [примум нон ноцэрэ] («Прежде всего не навредить»). Сформулирована Гиппократом.

Noli tangere circulos meos! — He трогай мои круги!

[ноли тангэрэ циркулос мэос!] О чем-либо неприкосновенном, не подлежащем изменению, не допускающем вмешательства. В основе — приведенные у историка Валерия Максима («Достопамятные дела и слова», VIII, 7, 7) последние слова греческого математика и механика Архимеда. Взяв Сиракузы (Сицилия) в 212 г. до н.э., римляне даровали ему жизнь, хотя изобретенные ученым машины топили и поджигали их корабли. Но начался грабеж, и римские воины вошли во двор Архимеда и спросили, кто он такой. Ученый изучал чертеж и вместо ответа прикрыл его рукой, сказав: «Не тронь этого»; его убили за неповиновение. Об этом — одна из «Ученых сказок» Феликса Кривина («Архимед»).

Nomen est omen. — Имя — это знамение.

[номэн эст омэн] Иными словами, имя говорит само за себя: что-то сообщает о человеке, предвещает его судьбу. В основе — комедия Плавта «Перс» (IV, 4, 625): продавая своднику девушку по имени Лукрида, однокоренному с латинским lucrum [люкрум] (прибыль), Токсил убеждает его, что такое имя сулит выгодную сделку.

Nomina sunt odiosa. — Имена нежелательны.

[номина сунт одиоза] Призыв говорить по существу, не переходя на личности, не приводить и так известных имен. Основа — совет Цицерона («В защиту Секста Росция Америйца», XVI, 47) не упоминать имен знакомых без их согласия на это.

Non bis in idem. — He дважды за одно.

[нон бис ин идэм] Это значит, что дважды за один проступок не наказывают. Сравните: «С одного вола две шкуры не дерут».

Non curator, qui curat. — He вылечивается тот, кто имеет заботы.

[нон куратур, кви курат] Надпись на термах (общественных банях) в Древнем Риме.

Non est culpa vini, sed culpa bibentis. — Виновато не вино, виноват пьющий.

[нон эст кульпа вини, сэд кульпа бибэнтис] Из двустиший Дионисия Катбна (II, 21).

Non omnis moriar. — Не весь я умру.

[нон омнис мориар] Так Гораций в оде (III, 30, 6), получившей название «Памятник» (см. статью «Exegi monumentum»), говорит о своих стихах, утверждая, что, пока верховный жрец будет восходить на Капитолийский холм, совершая ежегодное молебствие о благе Рима (который римляне, как и мы, называли Вечным городом), будет возрастать и его, Горация, неувядаемая слава. Этот мотив звучит во всех перепевах «Памятника». Например, у Ломоносова («Я знак бессмертия себе воздвигнул…»): «Не вовсе я умру, но смерть оставит // велику часть мою, как жизнь скончаю». Или у Пушкина («Я памят-ник себе воздвиг нерукотворный…»): Мет, весь я не умру — душа в заветной лире // мой прах переживѐт и тленья убежит».

Non progredi est regredi. — He идти вперед значит идти назад.

[нон прогрэди эст рэгрэди]

Non rex est lex, sed lex est rex. — He царь есть закон, а закон есть царь.

[нон рэкс эст лекс, сэд лекс эст рэкс]

Non scholae, sed vitae discimus. — Мы учимся не для школы, а для жизни.

[нон схоле, сэд витэ дисцимус] В основе — упрек Сенеки («Нравственные письма к Луцилию», 106, 12) кабинетным философам, чьи размышления оторваны от реальности, а ум загроможден бесполезной информацией.

Non semper erunt Saturnalia. — He всегда будут Сатурналии (праздники, беззаботные дни).

[нон сэмпэр эрунт сатурналиа] Сравните: «Не все коту Масленица», «Не всѐ с припасом, поживешь и с квасом». Встречается в приписываемом Сенеке сочинении «Апофеоз божественного Клавдия» (12). Сатурналии ежегодно отмечали в декабре (с 494 г. до н.э.), в память о золотом веке (эпохе благоденствия, равенства, мира), когда в области Лаций (где находился Рим), по преданию, царствовал Сатурн, отец Юпитера. Люди веселились на улицах, ходили в гости; останавливались работы, судопроизводство, разработка военных планов. На один день (19 декабря) рабы получали свободу, садились за один стол вместе со своими скромно одетыми господами, которые, к тому же, им прислуживали.

Non sum qualis eram. — Я не тот, каким был прежде.

[нон сум квалис эрам] Постарев, Гораций («Оды», IV, 1, 3) просит
богиню любви Венеру оставить его в покое.

Nosce te ipsum. — Познай самого себя.

[носцэ тэ ипсум] По преданию, эта надпись была начертана на фронтоне знаменитого храма Аполлона в Дельфах (Средняя Греция). Говорили, что однажды семь греческих мудрецов (VI в. до н.э.) собрались близ Дельфийского храма и положили это изречение в основу всей эллинской (греческой) мудрости. Греческий оригинал этой фразы, «gnothi seauton» [гноти сэавтон], приводит Ювенал («Сатиры», XI, 27).

Novus rex, nova lex. — Новый царь — новый закон.

[новус рэкс, нова лекс] Сравните: «Новая метла по-новому метет».

Nulla ars in se versatur. — Ни одно искусство (ни одна наука) не замыкается в себе самом.

[нулла аре ин сэ вэрсатур] Цицерон («О границах добра и зла», V, 6, 16) говорит, что цель каждой науки лежит вне ее: так, врачевание — это наука здоровья.

Nulla calamitas sola. — Беда не [ходит] одна.

[нулла каламитас сола] Сравните: «Пришла беда — отворяй ворота», «Беда семь бед приводит».

Nulla dies sine linea. — Ни дня без строчки.

[нулла диэс синэ линэа] Призыв ежедневно упражняться в своем искусстве; превосходный девиз для художника, писателя, издательства. Источник — рассказ Плиния Старшего («Естественная история, XXXV, 36, 12) об Апеллесе, греческом живописце IV в. до н.э., который каждый день проводил хотя бы одну линию. Сам Плиний, политик и ученый, автор 37-томного энциклопедического труда «Естественная история» («История природы»), где приведены около 20 000 фактов (от математики до искусствоведения) и использованы сведения из сочинений почти 400 авторов, всю жизнь следовал этому правилу Апеллеса, что стало основой для двустишия: «По завету старца Плиния,// Nulla dies sine linea».

Nulla salus bello. — Нет блага в войне.

[нулла салюс бэлло] В «Энеиде» Вергилия (XI, 362) так знатный латинянин Дранк просит царя рутулов Турна положить конец войне с Энеем, в которой гибнет много латинян: или удалиться, или сразиться с героем один на один, чтобы дочь царя Латина и царство достались победителю.

Nunc vino pellite curas. — Теперь вином прогоните заботы.

[нунк вино пэллитэ курас] В оде Горация (I, 7, 31) так обращается к своим спутникам Тевкр, вынужденный после возвращения с Троянской войны на родной остров Саламин снова уйти в изгнание (см. «Ubi bene, ibi patria»).

О rus! — О деревня!

[о рус!] «О деревня! Когда же я увижу тебя!» — восклицает Гораций («Сатиры», II, 6, 60), рассказывая, как после суетного дня, проведенного в Риме, решив на ходу кучу дел, он всей душой стремится в тихий уголок — поместье в Сабинских горах, давно бывшее предметом его мечтаний (см. «Hoc erat in votis») и подаренное ему Меценатом — другом императора Августа. Меценат помогал и другим поэтам (Вергилию, Пропорцию), но именно благодаря стихам Горация его имя прославилось и стало обозначать всякого покровителя искусств. В эпиграфе ко 2-й главе «Евгения Онегина» («Деревня, где скучал Евгений, была прелестный уголок…») Пушкин использовал каламбур: «О rus! О Русь! »

О sancta simplicitas! — О святая простота!

[о санкта симплицитас!] О чьей-либо наивности, недогадливости. По преданию, фразу произнес Ян Гус (1371—1415), идеолог церковной Реформации в Чехии, когда во время его сожжения как еретика по приговору Констанцского церковного собора какая-то благочестивая старушка подбросила в костер охапку хвороста. Ян Гус проповедовал в Праге; он требовал уравнивания в правах мирян с духовенством, называл единственным главой церкви Христа, единым источником вероучения — Священное Писание, а некоторых римских пап — еретиками. Папа вызвал Гуса на Собор изложить свою точку зрения, обещая безопасность, но затем, продержав его 7 месяцев в заточении и казнив, сказал, что он не исполняет обещаний, данных еретикам.

О tempora! о mores! — О времена! о нравы!

[о тэмпора! о морэс!] Пожалуй, самое известное выражение из первой речи Цицерона (консула 63 г. до н.э.) против сенатора-заговорщика Катилины (I, 2), которую считают вершиной римского ораторского искусства. Раскрывая подробности заговора на заседании сената, Цицерон в этой фразе возмущается как наглостью Катилины, посмевшего как ни в чем не бывало явиться в сенат, хотя его намерения были всем известны, так и бездействием властей в отношении преступника, замышляющего гибель Республики; между тем как в былые времена убивали людей и менее опасных для государства. Обычно выражение употребляют, констатируя упадок нравов, осуждая целое поколение, подчеркивая неслыханный характер события.

Occidat, dum imperet. — Пусть убивает, лишь бы царствовал.

[окцидат, дум импэрэт] Так, согласно историку Тациту («Анналы», XIV, 9), ответила властолюбивая Агриппина, правнучка Августа, звездочетам, предсказавшим, что ее сын Нерон станет императором, но убьет свою мать. И вправду, через 11 лет супругом Агриппины стал еѐ дядя, император Клавдий, которого она отравила 6 лет спустя, в 54 г. н.э., передав трон своему сыну. Впоследствии Агриппина стала одной из жертв подозрительности жестокого императора. После безуспешных попыток еѐ отравить Нерон подстроил кораблекрушение; а узнав, что мать спаслась, велел заколоть еѐ мечом (Светоний, «Нерон», 34). Самого его также ждала мучительная смерть (см. «Qualis artifex pereo»).

Oderint, dum metuant. — Пусть ненавидят, лишь бы боялись.

[одэринт, дум мэтуант] Выражение обычно характеризует власть, которая держится на страхе подчиненных. Источник — слова жестокого царя Атрея из одноименной трагедии римского драматурга Акция (II—I вв. до н.э.). Согласно Светонию («Гай Калигула», 30), их любил повторять император Калигула (12—41 гг. н.э.). Ещѐ в детстве любивший присутствовать при пытках и казнях, он каждый 10-й день подписывал приговоры, требуя казнить осуждѐнных мелкими частыми ударами. Страх в людях был столь велик, что многие не сразу поверили вести об убийстве Калигулы в результате заговора, считая, что он сам распустил эти слухи, чтобы узнать, что о нѐм думают (Светоний, 60).

Oderint, dum probent. — Пусть ненавидят, лишь бы поддерживали.

[одэринт, дум пробэнт] Согласно Светонию («Тиберий», 59), так говорил император Тиберий (42 г. до н.э. — 37 г. н.э.), читая анонимные стихи о своей беспощадности. Ещѐ в детстве характер Тиберия проницательно определил учитель красноречия Феодор Гадарский, который, браня, называл его «грязью, замешанной с кровью» («Тиберий», 57).

Odero, si potero. — Возненавижу, если смогу [а если не смогу, буду любить против воли].

[одэро, си потэро] Овидий («Любовные элегии», III, 11, 35) говорит об отношении к коварной подруге.

Od(i) et amo. — Ненавижу и люблю.

[одэт амо] Из знаменитого двустишия Катулла о любви и ненависти (№ 85): «Хоть ненавижу, люблю. Зачем же? — пожалуй, ты спросишь.// Сам не пойму, но в себе чувствуя это, крушусь» (пер. А. Фета). Возможно, поэт хочет сказать, что уже не испытывает к неверной подруге прежнего возвышенного, уважительного чувства, но не может разлюбить еѐ физически и ненавидит себя (или ее?) за это, понимая, что изменяет самому себе, своему пониманию любви. То, что в душе героя в равной мере присутствуют эти два противоположные чувства, подчеркивает равное количество слогов в латинских глаголах «ненавижу» и «люблю». Возможно, и поэтому тоже до сих пор нет адекватного русского перевода этого стихотворения.

Oleum et operam perdidi. — Я [напрасно] потратил(а) масло и труд.

[олеум эт опэрам пэрдиди] Так может сказать о себе человек, который потратил время попусту, потрудился без пользы, не получив ожидаемых результатов. Поговорка встречается в комедии Плавта «Пуниец» (I, 2, 332), где девушка, двух спутниц которой юноша заметил и поприветствовал первыми, видит, что она напрасно старалась, наряжаясь и умащиваясь маслом. Цицерон приводит подобное выражение, говоря не только о масле для умащения («Письма к близким», VII, 1, 3), но и о масле для освещения, используемом во время работы («Письма к Аттику», II, 17, 1). Близкое по смыслу высказывание мы найдѐм и в романе Петрония «Сатирикон» (CXXXIV).

Omnia mea mecum porto. — Все свое ношу с собой.

[омниа мэа мэкум порто] Источник — рассказанная Цицероном («Парадоксы», I, 1, 8) легенда о Бианте, одном из семи греческих мудрецов (VI в. до н.э.). На его город Приѐны напали враги, и жители, спешно покидая дома, старались захватить с собой как можно больше вещей. На призыв поступить так же Биант ответил, что именно это и делает, т.к. всегда носит в себе своѐ истинное, неотъемлемое богатство, для которого не нужны узлы и сумки, — сокровища души, богатство ума. Парадокс, но сейчас слова Бианта часто употребляют, когда носят с собой вещи на все случаи жизни (например, все свои документы). Выражение также может указывать на невысокий уровень доходов.

Omnia mutantur, mutabantur, mutabuntur. — Все меняется, менялось и будет меняться.

[омниа мутантур, мутабантур, мутабунтур]

Omnia praeclara rara. — Все прекрасное [встречается] редко.

[омниа прэклара papa] Цицерон («Лелий, или О дружбе», XXI, 79) говорит о том, как трудно найти верного друга. Отсюда заключительные слова «Этики >> Спинозы (V, 42): «Всѐ прекрасное столь же трудно, сколь и редко» (о том, как непросто освободить душу от предрассудков и аффектов). Сравните с греческой пословицей «Кала халепа» («Прекрасное трудно»), приведенной в диалоге Платона «Гиппий Большой» (304 е), где обсуждается сущность прекрасного.

Omnia vincit amor, [et nos cedamus amori]. — Все покоряет любовь, [и мы покоримся ж любви!]

[омниа вонцит амор, эт нос цэдамус амори] Сокращенный вариант: «Amor omnia vincit» [амор омниа вонцит] («Любовь побеждает все»). Сравните: «Хоть топиться, а с милым сходиться», «Любовь и смерть преград не знают». Источник выражения — «Буколики» Вергилия (X, 69).

Optima sunt communia. — Лучшее принадлежит всем.

[оптима сунт коммуниа] Сенека («Нравственные письма к Луцилию», 16, 7) говорит о том, что все истинные мысли он считает своими.

Optimum medicamentum quies est. — Лучшее лекарство — покой.

[оптимум мэдикамэнтум квиэс эст] Изречение принадлежит римскому врачу Корнелию Цельсу («Сентенции», V, 12).

Otia dant vitia. — Праздность порождает пороки.

[оциа дант вициа] Сравните: «Труд кормит, а лень портит», «От безделья дурь наживается, в труде воля закаляется». Также с высказыванием римского государственного деятеля и писателя Катона Старшего (234—149 гг. до н.э.), приведенным у Колумеллы, писателя I в. н.э. («О сельском хозяйстве», XI, 1, 26): «Ничего не делая, люди учатся дурным делам».

otium cum dignitate — достойный досуг (отданный литературе, искусствам, наукам)

[оциум кум дигнитатэ] Определение Цицерона («Об ораторе», 1,1, 1), отдавшего после удаления от дел государства свое свободное время писательскому труду.

Otium post negotium. — Отдых — после дела.

[оциум пост нэгоциум] Сравните: «Сделал дело — гуляй смело», «Делу время, потехе час».

Pacta sunt servanda. — Договоры следует соблюдать.

[пакта сунт сэрванда] Сравните: «Уговор дороже денег».

Paete, non dolet. — Пет, не больно (в этом нет ничего страшного).

[пэтэ, нон долет] Выражение употребляют, желая на собственном примере убедить человека испробовать что-либо для него неизвестное, вызывающее опасения. Эти знаменитые слова Аррии, жены консула Цецины Пета, участвовавшего в неудавшемся заговоре против слабоумного и жестокого императора Клавдия (42 г. н.э.), приводит Плиний Младший («Письма», III, 16, 6). Заговор был раскрыт, его организатор Скрибониан казнѐн. Пет, приговорѐнный к смерти, должен был в течение определѐнного срока покончить с собой, но не мог решиться. И однажды его жена в заключение уговоров, пронзив себя кинжалом мужа, с этими словами вынула его из раны и подала Пету.

Pallet: aut amat, aut studet. — Бледен: или влюблен, или учится.

[паллет: аут амат, аут студэт] Средневековая поговорка.

pallida morte futura — бледна перед лицом смерти (бледна как смерть)

[паллида мортэ футура] Вергилий («Энеида», IV, 645) говорит о покинутой Энеем карфагенской царице Дидоне, решившей в припадке безумия покончить с собой. Бледная, с налитыми кровью глазами, она мчалась по дворцу. Герой, покинувший Дидону по приказу Юпитера (см. «Naviget, haec summa (e)sl»), увидев с палубы корабля зарево погребального костра, почувствовал, что произошло нечто ужасное (V, 4—7).

Panem et circenses! — Хлеба и зрелищ!

[панэм эт цирцэнсэс!] Обычно характеризует ограниченность желаний обывателей, которых нисколько не заботят серьезные вопросы в жизни страны. В этом возгласе поэт Ювенал («Сатиры», X, 81) отразил основное требование праздной римской черни в эпоху Империи. Смирившись с утратой политических прав, бедный люд довольствовался подачками, которыми сановники добивались популярности в народе, — раздачей дарового хлеба и устройством бесплатных цирковых зрелищ (гонки на колесницах, поединки гладиаторов), костюмированных сражений. Ежедневно, по закону 73 г. до н.э., неимущие римские граждане (в I—II вв. н.э. их было около 200 000) получали по 1,5 кг хлеба; потом ввели также раздачу масла, мяса, денег.

Parvi liberi, parvum maluni. — Малые детки — малые бедки.

[парви либэри, парвум малум] Сравните: «Большие детки — большие и бедки», «С малыми детками горе, а с больши-ми — вдвое», «Малое дитя грудь сосет, а большое — сердце», «Малое дитя спать не дает, а большое — жить».

Parvum parva decent. — Малое малым к лицу.

[парвум парва дэцэнт (парвум парва дэцэнт)] Гораций («Послания», I, 7, 44), обращаясь к своему покровителю и другу Меценату, чьѐ имя впоследствии стало нарицательным, говорит, что вполне удовлетворѐн своим имением в Сабинских горах (см. «Hoc erat in votis») и его не привлекает жизнь в столице.

Pauper ubique jacet. — Бедный повержен везде.

[павпэр убиквэ яцэт] Сравните: «На бедного Макара все шишки валятся», «На бедняка и кадило чадит». Из поэмы Овидия «Фасты» (I, 218).

Pecunia nervus belli. — Деньги — нерв (движущая сила) войны.

[пэкуниа нэрвус бэлли] Выражение встречается у Цицерона («Филиппики», V, 2, 6).

Peccant reges, plectuntur Achivi. — Грешат цари, а страдают [простые] ахейцы (греки).

[пэккант рэгэс, плектунтур ахиви] Сравните: «Бары дерутся, а у мужиков чубы трещат». В основе — слова Горация («Послания», I, 2, 14), рассказывающего о том, как оскорблѐнный царѐм Агамемноном греческий герой Ахиллес (см. «inutile terrae pondus») отказался от участия в Троянской войне, что привело к поражениям и гибели многих ахейцев.

Pecunia non olet. — Деньги не пахнут.

[пэкуниа нон олет] Иначе говоря, деньги всегда деньги, независимо от источника их происхождения. Со-гласно Светонию («Божественный Веспасиан», 23), когда император Веспасиан обложил налогом общественные туалеты, его сын Тит стал упрекать отца. Веспасиан поднѐс к носу сына монету из первой прибыли и спросил, пахнет ли она. «Non olet» («He пахнет»), — ответил Тит.

Per aspera ad astra. — Через тернии (трудности) к звездам.

[пэр аспэра ад астра] Призыв идти к цели, преодолевая все препятствия на пути. В обратном порядке: «Ad astra per aspera» — девиз штата Канзас.

Pereat mundus, fiat justitia! — Пусть сгинет мир, но будет (свершится) правосудие!

[пэрэат мундус, фиат юстициа!] «Fiat justitia, pereat mundus» («Да свершится правосудие и да погибнет мир») — девиз Фердинанда I, императора (1556—1564) Священной Римской империи, выражающий желание восстановить справедливость любой ценой. Выражение часто цитируют с заменой последнего слова.

Periculum in mora. — Опасность — в промедлении. (Промедление смерти подобно.)

[пэрикулум ин мора] Тит Ливий («История Рима от основания Города», XXXVIII, 25, 13) говорит о теснимых галлами римлянах, которые обратились в бегство, видя, что медлить больше нельзя.

Plaudite, cives! — Рукоплещите, граждане!

[плавдитэ, цивэс!] Одно из заключительных обращений римских актѐров к зрителям (см. также «Valete et plaudite»). Согласно Светонию («Божественный Август», 99), перед смертью император Август попросил (по-гречески) вошедших друзей похлопать, если он, по их мнению, хорошо сыграл комедию жизни.

Plenus venter non studet libenter. — Сытое брюхо к учению глухо.

[пленус вэнтэр нон студэт либэнтэр]

plus sonat, quam valet — больше звону, чем смысла (больше звенит, чем весит)

[плюс сонат, квам валет] Сенека («Нравственные письма к Луцилию», 40, 5) говорит о речах демагогов.

Poete nascuntur, oratores fiunt. — Поэтами рождаются, а ораторами становятся.

[поэтэ наскунтур, оратбрэс фиунт] В основе — слова из речи Цицерона «В защиту поэта Авла Лициния Архия» (8, 18).

pollice verso — повернутым пальцем (добей его!)

[поллицэ вэрсо] Поворачивая опущенный большой палец правой руки к груди, зрители решали судьбу поверженного гладиатора: победитель, получавший от устроителей игр чашу с золотыми монетами, должен был добить его. Выражение встречается у Ювенала («Сатиры», III, 36—37).

Populus remedia cupit. — Народ жаждет лекарств.

[популюс рэмэдиа купит] Изречение Галена, личного врача императора Марка Аврелия (правил в 161—180 гг.), его зятя-соправителя Вера и сына Коммода.

Post nubila sol. — После ненастья — солнце.

[пост нубила сол] Сравните: «Не все ненастье, будет и красно солнышко». В основе — стихотворение новолатинского поэта Алана Лилльского (XII в.): «Нам после мрачных туч отрадней обычного солнце; // так и любовь после ссор станет казаться светлей» (пер. составителя). Сравните с девизом Женевы: «Post tenebras lux» [пост тэнэбрас люкс] («После мрака — свет»).

Primum vivere, deinde philosophari. — Сперва жить, а уж потом философствовать.

[примум вивэрэ, дэиндэ философари] Призыв прежде, чем рассуждать о жизни, многое испытать и пережить. В устах человека, связанного с наукой, означает, что ему не чужды радости обыденной жизни.

primus inter pares — первый среди равных

[примус интэр парэс] О положении монарха в феодальном государстве. Формула восходит к временам императора Августа, который, опасаясь участи своего предшественника, Юлия Цезаря (тот чересчур явно стремился к единоличной власти и был убит в 44 г. до н.э., о чем см. в статье «Et tu, Brute! »), сохранял видимость республики и свободы, называя себя primus inter pares (т.к. его имя стояло на первом месте в списке сенаторов), или принцепсом (т.е. первым гражданином). Отсюда установленную Августом к 27 г. до н.э. форму правления, когда сохранялись все республиканские учреждения (сенат, выборные должности, народное собрание), но фактически власть принадлежала одному человеку, называют принципатом.

Prior tempore — potior jure. — Первый по времени — первый в праве.

[приор тэмпорэ — потиор юрэ] Юридическая норма, называемая правом первого владеющего (первого захвата). Сравните: «Кто поспел, тот и съел».

pro aris et focis — за алтари и очаги [биться]

[про арис эт фоцис] Иными словами, защищать все самое дорогое. Встречается у Тита Ливия («История Рима от основания Города», IX, 12, 6).

Procul ab oculis, procul ex mente. — С глаз долой — из сердца вон.

[прокул аб окулис, прокул экс мэнтэ]

Procul [este], profani! — Подите прочь, непосвященные!

[прокул эстэ, профани!] Обычно это призыв не судить о вещах, в которых не разбираешься. Эпиграф к стихо-творению Пушкина «Поэт и толпа» (1828 г.). У Вергилия («Энеида», VI, 259) так восклицает пророчица Сивилла, услышав вой псов — знак приближения богини Гекаты, повелительницы теней: «Чуждые таинствам, прочь! Немедля рощу покиньте!» (пер. С. Ошерова). Провидица прогоняет спутников Энея, который пришѐл к ней, чтобы узнать, как ему спуститься в царство мѐртвых и повидать там отца. Сам герой уже был посвящен в таинство происходящего благодаря золотой ветви, сорванной им в лесу для владычицы подземного царства Прозерпины (Персефоны).

Proserpina nullum caput fugit. — Прозерпина (смерть) не щадит никого.

[прозэрпина нуллум капут фугит] В основе — слова Горация («Оды», I, 28, 19—20). О Прозерпине см. предыдущую статью.

Pulchra res homo est, si homo est. — Человек прекрасен, если он человек.

[пульхра рэс hомо эст, си hомо эст] Сравните в трагедии Софокла «Антигона» (340—341): «Много есть чудес на свете,// человек — их всех чудесней » (пер. С. Шервинского и Н. Познякова). В греческом оригинале — определение «дэйнос» (ужасный, но и чудесный). Речь о том, что в человеке таятся великие силы, с их помощью можно вершить добрые или злые дела, все зависит от самого человека.

Qualis artifex pereo! — Какой артист погибает!

[квалис артифэкс пэрэо!] О чем-либо ценном, не использующемся по назначению, или о человеке, который не реализовал себя. Согласно Светонию («Нерон», 49), эти слова повторял перед смертью (68 г. н.э.) император Нерон, который считал себя великим трагическим певцом и любил выступать в театрах Рима и Греции. Сенат объявил его врагом и разыскивал для казни по обычаю предков (преступнику зажимали голову колодкой и секли розгами до смерти), но Нерон все медлил расстаться с жизнью. Он приказывал то вырыть могилу, то принести воды и дров, все восклицая, что в нем погибает великий артист. Лишь заслышав приближение всадников, которым поручили взять его живым, Нерон, с помощью вольноотпущенника Фаона, вонзил себе в горло меч.

Qualis pater, talis filius. — Каков отец, таков и молодец. (Каков отец, таков сын.)

[квалис патэр, талис филиус]

Qualis rex, talis grex. — Каков царь, таков народ (т.е. каков поп, таков приход).

[квалис рэкс, талис грэкс]

Qualis vir, talis [et] oratio. — Каков муж (человек), такова и речь.

[квалис вир, талис эт орацио] Из сентенций Публилия Сира (№ 848): «Речь — это отражение ума: каков муж, такова и речь». Сравните: «Знать птицу по перьям, а молодца по речам», «Каков поп, такова и его молитва».

Qualis vita, et mors ita. — Какова жизнь, такова и смерть.

[квалис вита, эт морс ита] Сравните: «Собаке — собачья смерть».

Quandoque bonus dormitat Homerus. — Иногда и славный Гомер дремлет (ошибается).

[квандоквэ бонус дормитат hомэрус] Гораций («Наука поэзии», 359) говорит, что даже в поэмах Гомера встречаются слабые места. Сравните: «И на солнце бывают пятна».

Qui amat me, amat et canem meum. — Кто любит меня, любит и моего пса.

[кви амат мэ, амат эт канэм мэум]

Qui canit arte, canat, [qui bibit arte, bibat]! — Кто умеет петь, пусть поет, [кто умеет пить, пусть пьет]!

[кви канит артэ, канат, кви бибит артэ, бибат!] Овидий («Наука любви», II, 506) советует влюбленному раскрыть перед подругой все свои таланты.

Qui bene amat, bene castigat. — Кто искренне любит, искренне (от души) наказывает.

[кви бэнэ амат, бэнэ кастигат] Сравните: «Любит, как душу, а трясет, как грушу». Также в Библии (Притчи Соломоновы, 3, 12): «Кого любит Господь, того наказывает, и благоволит к тому, как отец к сыну своему».

Qui multum habet, plus cupit. — Кто многое имеет, хочет [еще] большего.

[кви мультум hабэт, плюс купит] Сравните: «У кого через край, тому больше подавай», «Аппетит приходит во время еды», «Чем больше ешь, тем больше хочется». Выражение встречается у Сенеки («Нравственные письма к Луцилию», 119, 6).

Qui non zelat, поп amat. — Кто не ревнует, тот не любит.

[кви нон зэлат, нон амат]

Qui scribit, bis legit. — Кто пишет, тот дважды читает.

[кви скрибит, бис легит]

Qui terret, plus ipse timet. — Кто внушает страх, еще больше боится сам.

[кви тэррэт, плюс ипсэ тимэт]

Qui totum vult, totum perdit. — Кто всего хочет, тот все теряет.

[кви тотум вульт, тотум пэрдит]

Quia nominor leo. — Ибо меня зовут лев.

[квиа номинор лео] О праве сильного и влиятельного. В басне Федра (I, 5, 7) так лев, охотясь вместе с коровой, козой и овцой, объяснил им, почему он взял себе первую четверть добычи (вторую он взял за свою помощь, третью — за то, что он сильнее, а к четвѐртой запретил даже прикасаться).

Quid est veritas? — Что есть истина?

[квид эст вэритас?] В Евангелии от Иоанна (18, 38) это знаменитый вопрос, который Понтий Пилат, прокуратор римской провинции Иудеи, задал приведенному к нему на суд Иисусу в ответ на Его слова: «Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего» (Иоанн, 18, 37).

Quid opus nota noscere? — Зачем испытывать испытанное?

[квид опус нота носцэрэ?] Плавт («Хвастливый воин», II, 1) говорит об излишней подозрительности по отношению к хорошо зарекомендовавшим себя людям.

Quidquid discis, tibi discis. — Чему бы ты ни учился, ты учишься для себя.

[квидквид дисцис, тиби дисцис] Выражение встречается у Петрония («Сатирикон», XLVI).

Quidquid latet, apparebit. — Все тайное станет явным.

[квидквид латэт, аппарэбит] Из католического гимна «Dies irae» [диэс ирэ] («День гнева»), где говорится о грядущем дне Страшного суда. Основой выражения, по-видимому, стали слова из Евангелия от Марка (4, 22; или от Луки, 8, 17): «Ибо нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, ни сокровенного, что не сделалось бы известным и не обнаружилось бы».

[Quintili Vare,] legiones redde. — [Квинтилий Bap,] верни [мне] легионы.

[квинтили варэ, легионэс рэддэ] Сожаление о невозвратной потере или призыв вернуть что-либо, принадлежащее тебе (иногда говорят просто «Legiones redde»). Согласно Светонию («Божественный Август», 23), так неоднократно восклицал император Август после сокрушительного поражения римлян под командованием Квинтилия Вара от германцев в Тевтобургском лесу (9 г. н.э.), где были уничтожены три легиона. Узнав о несчастье, Август несколько месяцев подряд не стриг волос и бороды, а день поражения каждый год отмечал трауром. Выражение приводится в «Опытах» Монтеня: в этой главе (кн. I, гл. 4) речь идѐт о человеческой несдержанности, достойной осуждения.

Quis bene celat amorem? — Кто удачно скрывает любовь?

[квис бэнэ цэлат аморэм?] Сравните: «Любовь — что кашель: от людей не скроешь». Приводится у Овидия («Героиды», XII, 37) в любовном послании волшебницы Медеи мужу Ясону. Она вспоминает, как впервые увидела прекрасного чужеземца, прибывшего на корабле «Арго» за золотым руном — шкурой золотого барана, и как Ясон вмиг почувствовал любовь Медеи к нему.

Quis leget haec? — Кто это станет читать?

[квис легэт hэк?] Так говорит о своих сатирах (I, 2) Персии, один из самых сложных для восприятия римских авторов, утверждая, что для поэта собственное мнение важнее признания читателей.

Quo vadis? — Камо грядеши? (Куда идешь?)

[кво вадис?] Согласно церковному преданию, во время гонений на христиан в Риме при императоре Нероне (ок. 65 г.) апостол Петр решил покинуть свою паству и найти себе новое место для жизни и деяний. Выйдя из города, он увидел Иисуса, направлявшегося в Рим. В ответ на вопрос: «Quo vadis, Domine? » («Куда идешь, Господи?») — Христос сказал, что идет в Рим, чтобы снова умереть за народ, лишенный пастыря. Петр вернулся в Рим и был казнен вместе с плененным в Иерусалиме апостолом Павлом. Считая, что не достоин умереть так, как Иисус, он попросил распять себя головой вниз. С вопросом «Quo vadis, Domine?» в Евангелии от Иоанна обращались к Христу во время Тайной вечери апостолы Петр (13, 36) и Фома (14, 5).

Quod dubitas, ne feceris. — В чем сомневаешься, того не делай.

[квод дубитас, нэ фэцэрис] Выражение встречается у Плиния Младшего («Письма», I, 18, 5). Об этом же говорит Цицерон («Об обязанностях», I, 9, 30).

Quod licet, ingratum (e)st. — Дозволенное не привлекает.

[квод лицэт, ингратум эст] В стихотворении Овидия («Любовные элегии», II, 19, 3) любовник просит мужа сторожить жену хотя бы ради того, чтобы другой жарче пылал к ней страстью: ведь «вкуса в дозволенном нет, запрет возбуждает острее» (пер. С. Шервинского).

Quod licet Jovi, non licet bovi. — Что позволено Юпитеру, то не позволено быку.

[квод лицэт йови, нон лицэт бови] Сравните: «Игумену дело, а братии — зась!», «Что можно пану, то нельзя Ивану».

Quod petis, est nusquam. — Того, чего ты жаждешь, нигде нет.

[квод пэтис, эст нусквам] Овидий в поэме «Метаморфозы» (III, 433) обращается так к прекрасному юноше Нарциссу. Отвергая любовь нимф, тот был наказан за это богиней возмездия, полюбив то, чем не мог обладать, — свое собственное отражение в водах источника (с тех пор нарциссом называют самовлюбленного человека).

Quod scripsi, scripsi. — Что я написал, то написал.

[квод скрипси, скрипси] Обычно это категорический отказ исправить или переделать свой труд. Согласно Еван-гелию от Иоанна (19, 22), так ответил римский прокуратор Понтий Пилат еврейским первосвященникам, настаивавшим на том, чтобы на кресте, где был распят Иисус, вместо сделанной по приказу Пилата надписи «Иисус Назорей, Царь Иудейский» (по-еврейски, по-гречески и по-латыни — 19, 19), было написано «Он говорил: «Я Царь Иудейский» (19, 21).

Quod uni dixeris, omnibus dixeris. — Что скажешь одному, то скажешь всем.

[квод уни диксэрис, омнибус диксэрис]

Quos ego! — Вот я вас! (Ну я вам покажу!)

[квос эго! (квос эго!)] У Вергилия («Энеида», 1,135) это слова бога Нептуна, обращенные к ветрам, возмутив-шим без его ведома море, чтобы разбить о скалы корабли Энея (мифического предка римлян), оказав тем самым услугу неблагосклонной к герою Юноне, супруге Юпитера.

Quot homines, tot sententiae. — Сколько людей, столько и мнений.

[квот hоминэс, тот сэнтэнциэ] Сравните: «Сто голов, сто умов», «Ум на ум не приходится», «Всяка имеет свой ум голова» (Григорий Сковорода). Фраза встречается в комедии Теренция «Формион» (II, 4, 454), у Цицерона («О границах добра и зла», I, 5, 15).

Re bene gesta. — Делать — так делать,

[рэ бэнэ гэста]

Rem tene, verba sequentur. — Постигни суть (овладей сутью), а слова найдутся.

[рэм тэнэ, вэрба сэквэнтур] Приведенные в позднем учебнике риторики слова оратора и политика II в. до н.э. Катона Старшего. Сравните у Горация («Наука поэзии», 311): «А уяснится предмет — без труда и слова подберутся» (пер. М. Гаспарова). Умберто Эко ( «Имя розы». — М.: Книжная палата, 1989. — С. 438) говорит, что если для написания романа он должен был узнать все о средневековом монастыре, то в поэзии действует принцип «Verba tene, res sequentur» («Овладей словами, а предметы найдутся»).

Repetitio est mater studiorum.—Повторение мать учения.

[рэпэтицио эст матэр студиорум]

Requiem aeternam [dona eis, Domine]. — Вечный покой [даруй им, Господи].

[рэквиэм этэрнам дона эис, доминэ] Начало католической заупокойной мессы, чье первое слово (реквием — покой) дало название многим музыкальным композициям, написанным на ее слова; из них наиболее знамениты произведения Моцарта и Верди. Набор и порядок текстов реквиема окончательно установился в XIV в. в римском обряде и был утвержден на Тридентском соборе (который завершился в 1563 г.), запретившем использование альтернативных текстов.

Requiescat in pace. (R.I.P.) — Да почиет в мире,

[рэквиэскат ин пацэ] Другими словами, мир праху его (ее). Заключительная фраза католической заупокойной молитвы и распространенная эпитафия. Грешникам и врагам можно адресовать пародийное «Requiescat in pice» [рэквиэскат ин пицэ] — «Да почиет (да упокоится) в смоле».

Res ipsa loquitur.—Вещь говорит сама [за себя].

[рэс ипса локвитур] Сравните: «Хороший товар сам себя хвалит», «Хороший кусок найдѐт себе усок».

Res, non verba. — [Нужны] дела, а не слова.

[рэс, нон вэрба]

Res sacra miser. — Несчастный — святое дело.

[рэс сакра мизэр] Надпись на здании бывшего благотворительного общества в Варшаве.

Roma locuta, causa finita. — Рим высказался, дело закончено.

[рома локута, кавза финита] Обычно это признание чьего-либо права быть главным авторитетом в данной области и своим мнением решить исход дела. Начальная фраза буллы 416 г., где папа Иннокентий утвердил решение Карфагенского синода отлучить от церкви противников Блаженного Августина (354—430 гг.), философа и богослова. Затем эти слова стали формулой («папская курия вынесла своѐ окончательное решение»).

Saepe stilum vertas. — Чаще поворачивай стиль.

[сэпэ стилюм вэртас] Стиль (стилос) — палочка, острым концом которой римляне писали на вощеных дощечках (см. «tabula rasa»), а другим, в форме лопаточки, стирали написанное. Гораций («Сатиры», I, 10, 73) этой фразой призывает поэтов тщательно отделывать свои произведения.

Salus populi suprema lex. — Благо народа — высший закон.

[салюс попули супрэма лекс] Выражение встречается у Цицерона («О законах», III, 3, 8). «Salus populi suprema lex esto» [эсто] («Благо народа да будет высшим законом») — девиз штата Миссури.

Sapere aude. — Стремись быть мудрым (обычно: стремись к знаниям, дерзай знать).

[сапэрэ авдэ] Гораций («Послания», I, 2, 40) говорит о стремлении разумно устроить свою жизнь.

Sapienti sat. — Умному достаточно.

[сапиэнти сат] Сравните: «Intelligent: pauca» [интэллигэнти павка] — «Понимающему [достаточно] не-многого» (интеллигент — это понимающий), «Умный поймѐт с полуслова». Встречается, к примеру, в комедии Теренция «Формион» (III, 3, 541). Юноша поручил изворотливому рабу достать денег и на вопрос, где их взять, ответил: «Здесь отец. — Я знаю. Что же? — Умному достаточно» (пер. А. Артюшкова).

Sapientia gubernator navis. — Мудрость — кормчий корабля.

[сапиэнциа губэрнатор навис] Приводится в сборнике афоризмов, составленном Эразмом Роттердамским («Adagia», V, 1, 63), со ссылкой на Титиния, римского комедиографа II в. до н.э. (фрагмент № 127): «Кормчий управляет кораблѐм мудростью, а не силой». Корабль издавна считался символом государства, что видно из стихотворения греческого лирика Алкея (VII—VI вв. до н.э.) под условным названием «Новый вал».

Sapientis est mutare consilium. — Мудрому свойственно [не стыдиться] менять [свое] мнение.

[сапиэнтис эст мутарэ консилиум]

Satis vixi vel vitae vel gloriae. — Я достаточно прожил и для жизни, и для славы.

[сатис викси вэл витэ вэл глориэ] Цицерон («По поводу возвращения Марка Клавдия Марцелла», 8, 25) приводит эти слова Цезаря, говоря ему, что он недостаточно прожил для отчизны, перенесшей гражданские войны, и один способен врачевать еѐ раны.

Scientia est potentia. — Знание — сила.

[сциэнциа эст потэнциа] Сравните: «Без наук — как без рук». В основе — высказывание английского философа Фрэнсиса Бэкона (1561—1626) о тождественности знания и власти человека над природой («Новый органон», I, 3): наука — не самоцель, а средство для увеличения этой власти. S

cio me nihil scire. — Я знаю, что я ничего не знаю.

[сцио мэ ниhиль сцирэ] Перевод на латынь знаменитых слов Сократа, приведенных его учеником Платоном («Апология Сократа», 21 d). Когда дельфийский оракул (оракул храма Аполлона в Дельфах) назвал Сократа мудрейшим из эллинов (греков), тот удивился, т. к. считал, что ничего не знает. Но затем, начав беседовать с людьми, уверявшими, что они знают многое, и задавать им самые важные и, на первый взгляд, простые вопросы (что такое добродетель, красота), он понял, что, в отличие от других, знает хотя бы то, что ничего не знает. Сравните у апостола Павла (К коринфянам, I, 8, 2): «Кто думает, что он знает что-нибудь, тот ничего еще не знает так, как должно знать».

Semper avarus eget. — Скупой всегда нуждается.

[сэмпэр аварус эгэт] Гораций («Послания», I, 2, 56) советует обуздывать свои желания: «Жадный всегда ведь в нужде — так предел полагай вожделеньям» (пер. Н. Гинцбурга). Сравните: «Скупой богач беднее нищего», «Не тот беден, кто мало имеет, а тот, кто многого хочет», «Не тот бедный, кто неимущий, а тот, кто загребущий», «Сколько собаке ни хватать, а сытой не бывать», «Бездонную бочку не наполнишь, жадное брюхо не накормишь». Также у Саллюстия («О заговоре Каталины», 11, 3): «Жадность ни от богатства, ни от бедности не уменьшается». Или у Публилия Сира («Сентенции», № 320): «Бедности не хватает малого, жадности — всего».

semper idem; semper eadem — всегда один и тот же; всегда одно и то же (одна и та же)

[сэмпэр идэм; сэмпэр эадэм] «Semper idem» можно рассматривать как призыв в любой ситуации сохранять душевное равновесие, не терять лица, оставаться самим собой. Цицерон в трактате «Об обязанностях» (I, 26, 90) говорит, что лишь ничтожные люди не знают меры ни в печали, ни в радости: ведь при любых обстоятельствах лучше иметь «ровный характер, всегда одно и то же выражение лица» (пер. В. Горенштейна). Как говорит Цицерон в «Тускуланских беседах» (III, 15, 31), именно таким был Сократ: сварливая жена Ксантиппа бранила философа как раз за то, что выражение его лица было неизменным, «ведь дух его, отпечатлевшийся на лице, не знал изменений» (пер. М. Гаспарова).

Senectus ipsa morbus.—Сама старость — [уже] болезнь.

[сэнэктус ипса морбус] Источник — комедия Теренция «Формион» (IV, 1, 574—575), где Хремет объясняет брату, почему он так медлил с приездом к жене и дочери, оставшимся на острове Лемнос, что, когда наконец собрался туда, узнал, что они сами давно уже отправились к нему в Афины: «Задержан был болезнью». — «Что? Какою?» — «Вот вопрос еще! А старость не болезнь?» (Пер. А. Артюшкова)

Seniores priores. — Старшим преимущество.

[сэниорэс приорэс] К примеру, так можно сказать, пропуская старшего по возрасту вперед.

Sero venientibus ossa. — Поздно приходящим [достаются] кости.

[сэро вэниэнтибус осса] Приветствие опоздавшим гостям у римлян (выражение также известно в форме «Tarde [тардэ] venientibus ossa»). Сравните: «Последний гость гложет кость», «Позднему гостю — кости», «Кто опоздает, тот воду хлебает».

Si felix esse vis, esto. — Если хочешь быть счастливым, будь [им].

[си фэликс эссэ вис, эсто] Латинский аналог знаменитого афоризма Козьмы Пруткова (это имя — литературная маска, созданная А.К. Толстым и братьями Жемчужниковыми; так они в 1850—1860-х гг. подписывали свои сатирические произведения).

Si gravis, brevis, si longus, levis. — Если [боль] тяжела, то непродолжительна, если продолжительна, то легка.

[си гравис, брэвис, си лонгус, лэвис] Эти слова греческого философа Эпикура, который был очень больным человеком и считал высшим благом наслаждение, понимаемое им как отсутствие боли, приводит и оспаривает Цицерон («О границах добра и зла», II, 29, 94). Крайне тяжелые болезни, говорит он, тоже бывают длительными, и единственное средство противостоять им — мужество, не позволяющее проявлять малодушие. Выражение Эпикура, поскольку оно многозначно (обычно цитируется без слова dolor [долор] — боль), можно отнести и к человеческой речи. Получится: «Если [речь] весома, то коротка, если длинна (многословна), то легкомысленна».

Si judicas, cognosce. — Если судишь, разберись (выслушай),

[си юдикас, когносцэ] В трагедии Сенеки «Медея» (II, 194) это слова главной героини, обращенные к царю Коринфа Креонту, на чьей дочери собрался жениться Ясон — муж Медеи, ради которого она когда-то предала отца (помогла аргонавтам увезти хранившееся у него золотое руно), покинула родину, убила родного брата. Креонт, зная, как опасен гнев Медеи, приказал ей немедленно покинуть город; но, поддавшись еѐ уговорам, дал ей 1 день отсрочки для прощания с детьми. Этого дня Медее хватило, чтобы отомстить. Она послала в дар царской дочери пропитанные колдовскими снадобьями одежды, и та, надев их, сгорела вместе со своим отцом, поспешившим к ней на помощь.

Si sapis, sis apis.—Если ты разумен, будь пчелой (то есть трудись)

[си сапис, сис апис]

Si tacuisses, philosophus mansisses. — Если бы ты промолчал, ты бы остался философом.

[си такуиссэс, философус мансиссэс] Сравните: «Промолчи — сойдешь за умного». В основе — приведенный у Плутарха («О благочестивой жизни», 532) и Боэция («Утешение философией», II, 7) рассказ о человеке, гордившемся званием философа. Некто изобличал его, обещая признать философом, если он терпеливо снесѐт все оскорбления. Выслушав собеседника, гордец насмешливо спросил: «Теперь ты веришь, что я философ?» — «Я бы поверил, если бы ты промолчал».

Si vales, bene est, ego valeo. (S.V.B.E.E.V.) — Если ты здоров, это хорошо, а я здоров.

[си валес, бэнэ эст, эго валео] Сенека («Нравственные письма к Луцилию», 15, 1), рассказывая о старинном и со-хранившемся вплоть до его времени (I в. н.э.) обычае начинать письмо этими словами, сам обращается к Луцилию так: «Если ты занимаешься философией, это хорошо. Потому что только в ней здоровье» (пер. С. Ошерова).

Si vis amari, ama. — Если хочешь быть любимым, люби [сам]

[си вис амари, ама] Приведенные у Сенеки («Нравственные письма к Луцилию», 9, 6) слова греческого философа Гекатона.

Si vis pacem, para bellum. — Если хочешь мира, готовься к войне.

[ей вис пацэм, пара бэллум] Изречение дало название парабеллуму — немецкому автоматическому 8-зарядному пистолету (он состоял на вооружении германской армии до 1945 г.). «Кто хочет мира, пусть готовится к войне» — слова римского военного писателя IV в. н.э. Вегеция («Краткое наставление в военном деле», 3, Пролог).

Sic itur ad astra. — Так идут к звездам.

[сик итур ад астра] Эти слова у Вергилия («Энеида», IX, 641) бог Аполлон обращает к сыну Энея Асканию (Юлу), поразившему стрелой врага и одержавшему первую в своей жизни победу.

Sic transit gloria mundi. — Так проходит мирская слава.

[сик транзит глориа мунди] Обычно так говорят о чем-либо утраченном (красоте, славе, силе, величии, авторитете), потерявшем смысл. В основе — трактат немецкого философа-мистика Фомы Кемпийского (1380—1471) «О подражании Христу» (I, 3, 6): «О, как быстро проходит мирская слава». Начиная приблизительно с 1409 г. эти слова произносят во время церемонии возведения в сан нового римского папы, сжигая перед ним клочок ткани в знак непрочности и тленности всего земного, в том числе получаемых им власти и славы. Иногда изречение цитируется с заменой последнего слова, например: «Sic transit tempus» [сик транзит тэмпус] («Так проходит время»).

Часть 1    Часть 2    Часть 3

Tags:

25 976

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *