Read & GoЧитай и действуй

Юрий Тростенюк «Во время многодневного забега хватает одного часа сна в сутки»

Винничанин Юрий Тростенюк победил в нью-йоркском ультрамарафоне, преодолев за десять суток больше 1100 километров.

 — Я сплю, как и все люди, по шесть-восемь часов в сутки, но во время многодневных ультрамарафонов организм переходит в состояние, когда хватает одного часа сна, чтобы полноценно отдохнуть, — говорит 47-летний Юрий Тростенюк, победитель экстремального забега, который каждую весну проводится в Нью-Йорке и традиционно организовывается марафонской командой Шри Чинмоя.

Юрий преодолевал в среднем по 110 километров в день. Он уже в четвертый раз участвовал в десятисуточном забеге. Рассказывал, как после первого вымотался настолько, что проспал почти сутки, долго «приходили в себя» переутомленные мышцы и суставы. После нынешнего марафона он чувствовал себя на удивление хорошо, на следующий день даже нашел силы совершить с приятелем пробежку — ради удовольствия. Кстати, в ультрамарафонах зачастую выигрывают спортсмены, которым перевалило за 30.

«Соки, чай, кофе на экстремальных соревнованиях питьем не считаются»

 — У бегунов на сверхдальние дистанции самое уязвимое место — соски, — говорит Юрий Тростенюк. — Я заклеивал их скотчем все десять суток ультрамарафона. В прошлом году в один из дней забега решил этого не делать. Как раз тогда начался ливень, и мокрая футболка, словно наждачная бумага, стерла кожу с сосков. Боли почему-то не чувствовал. Обнаружил, что получил травму, взглянув на майку — она была в крови.

На этот раз не уберег кожу, извините за подробности, на внутренней поверхности бедер. Как всегда, смазывал пострадавшее место кокосовым маслом, но даже оно не спасло. К врачам обратился, когда уже появился гной. Медики ужаснулись, сказали: «Какие же вы, славяне, все-таки терпеливые». Лечебная мазь помогла на удивление быстро — всего за пару часов воспаление прошло, несмотря на то что я продолжал бег.

Юрий рассказал, что самыми тяжелыми выдались пятый и шестой дни забега — резко ухудшилось самочувствие, появилась вялость, хроническая усталость

сверхмарафонец
— Маршрут марафона проходил по городу?

 — Нет, в живописном месте — нью-йоркском парке «Заливные луга», на территории которого находится большое красивое озеро. Там мы бежали по кругу длиной в сухопутную милю (1609 метров). Ночевали на лужайке в палатках. Непосредственно на обочине беговой дорожки стояли столики для каждого из участников, где можно было положить сменную одежду, обувь, витамины, взятые в столовой еду и воду. После одного круга я пил чистую воду (примерно 30-40 граммов), после следующего что-нибудь съедал — кусочек банана, соевого сыра, курагу, пару ложек супа с водорослями (отличный источник минералов), дольку апельсина или яблока… Мясо во время таких забегов исключают — его переваривание требует от организма слишком много энергии, и это резко снижает тонус. Я подсчитал, что принимал пищу по 70-80 раз в сутки. Интересно, что на забеге чай, сок, другие напитки не считаются питьем. Ведь только чистая вода способна предотвратить проблемы со связками и боли в коленях. Повторю: пару глотков нужно обязательно сделать через каждый круг, иначе тебя вскоре остановит боль.

— Правда, что ультрамарафонцы спят на необычной постели?

 — Это туристический коврик. Ноги нужно обязательно класть на возвышение — валик или табурет. При этом появляется ощущение, будто внутри стучат молоточки — это происходит отток крови от ступней и икр. Процедура очень эффективна — помогает ногам отдохнуть за короткое время. Я использовал ее и во время 15-минутных привалов, которые устраивались через каждые четыре часа. В эти четверть часа мог даже провалиться в сон. Но просыпался всегда вовремя, без будильника. Он не был нужен и во время основного отдыха, когда спал целый час, — срабатывали внутренние часы, и я открывал глаза за несколько минут до подъема.

— Что снилось?

 — Как правило, бег. Видел себя и других спортсменов словно со стороны.

— Ультрамарафонец из Киева Олег Лебедев неоднократно участвовал в самом протяженном в мире забеге на пять тысяч километров. Он рассказывал, что на этой огромной дистанции изнашивал 16 пар кроссовок.

 — А мне хватило одной. Трасса забега на пять тысяч километров проходит в Нью-Йорке на бетонной дорожке. Подошвы кроссовок на ней стираются за три дня. Десятисуточный же ультрамарафон организован на более щадящем для обуви асфальте. Учтите также, что Олег бежит 50 суток, а я — десять, поэтому ему приходится более тщательно беречь ноги: чуть стесалась подошва — нужно менять кроссовки. Олег тоже принимал участие в забеге — так он решил потренироваться перед очередным стартом на пять тысяч километров, который будет проходить с 12 июня в Нью-Йорке.

— Что для вас стало самым трудным во время ультрамарафона?

 — Наиболее тяжелыми выдались пятый и шестой дни — резко ухудшилось самочувствие, появились вялость, хроническая усталость. Я не сразу разобрался, из-за чего это произошло. Только когда больше суток, извините, не было стула, понял, что причина — в сбое пищеварения. Казалось, что из меня медленно вытекают силы, сознание — как в тумане. Вновь пришлось обращаться к врачам. Таблетка, вроде бы, помогла. Но затем симптомы повторялись несколько раз, пока все не пришло в норму.

«Бывало, по восемь часов кряду бежал в промокшей до нитки одежде»

 — Я сам виноват, что это произошло, ведь знал — нужно раз в день съедать пол-ложки особого аюрведического средства чаванпраш, — продолжает Юрий. — Аюрведа — это древняя индийская практика лечения и сохранения здоровья. Чаванпраш состоит из 52 натуральных компонентов. Его основой является амла — индийский крыжовник, усиливающий антиоксидантные свойства и придающий вкусу мягкость. Вкус, кстати, очень для нас необычный — смесь меда и перца. Бегуны на сверхдальние дистанции пользуются этим средством для того, чтобы во время экстремальных нагрузок не возникали проблемы с пищеварением. Но на этот раз у меня не было чаванпраша, хотя стоит он недорого — в США килограмм можно купить за шесть долларов. Для поддержания солевого и минерального балансов, мышечной и других систем принимал особый комплекс витаминов и минералов.

Когда возникали проблемы с пищеварением, я заметил, что хуже всего чувствую себя примерно с восьми до девяти часов вечера. Стал размышлять, почему именно в этот период. Оказалось, все очень просто: в нашей стране в это время три-четыре часа ночи. Мой организм привык жить по киевскому времени, вот он и просил отдыха, когда в Украине наступали предрассветные часы и самый глубокий сон. Я решил отвести на отдых еще один час — с 20 до 21 по Нью-Йорку. Эффект превзошел все ожидания: просыпался полным сил, словно выпил неведомый эликсир, придающий энергию. Многие удивлялись моему новому режиму — вечер, уже не такая жара, самое время наматывать круги, а я вздумал укладываться в постель. После сна бежал так, будто меня несла невидимая сила. Организаторы поначалу заподозрили, что я использую что-то недозволенное. Однажды даже пошли с фонариками проверять трассу — искали разгадку моей работоспособности.

— Погода благоприятствовала бегу?

 — Наоборот, испытывала на прочность: бывало, в течение суток менялась четыре раза! Начинается сильный ветер — и тут тебе ливень, потом наступала жара, влага испарялась, и становилось невыносимо душно. Иногда непрерывно шел дождь. По пять-шесть, а то и восемь часов кряду приходилось бежать в промокшей до нитки одежде. Переодеваться не было смысла — все равно вымокнешь за считанные минуты. Попробовал бежать под зонтом, но рука быстро уставала его держать. Когда ливень заканчивался, вещи высыхали прямо на мне.

«Во время ультрамарафона похудел на пять килограммов»

— На солнце можно было получить тепловой удар, ожоги…

 — Конечно. Поэтому пользовался солнцезащитным кремом и бежал в кепке с козырьком.

— Вам, наверное, тяжело было целый день не разговаривать?

 — Я решаю эту проблему — думаю о семье, о Виннице, об Украине. Получалось, что сознание было совсем в другом месте. Например, явственно видел село на Житомирщине, где я родился и вырос, соседей, хаты, церковь… А еще много думал о Японии — сопереживал людям, лишившимся в одночасье родных и близких, жилья.

За десять дней марафона я похудел на пять килограммов — все лишнее из организма ушло, остались только мышцы. Мечтал преодолеть более 700 миль, но получилось 678. Второе место занял болгарский легкоатлет. Он талантливый бегун, но не имеет достаточного опыта столь длительных забегов, поэтому делал много ошибок, например, не сбрасывал скорость на поворотах и подъемах. Из-за них он мог досрочно сойти с дистанции, потому что вскоре начались бы проблемы с ногами. Я ему об этом сказал. Через пару дней он подошел и искренне благодарил, называя меня «братушка».

— Получается, помогли сопернику…

 — У нас это в порядке вещей. Важно отметить, что на ультрамарафонах ни в коем случае нельзя с кем-либо соревноваться. Если ты себе это позволишь, то перенапряжешься и рано или поздно выдохнешься. Поэтому нужно следить только за своим результатом, а не за соперниками.

— Вы профессиональный спортсмен?

 — Нет, меня кормит небольшой бизнес — оказание услуг по установке и ремонту сантехники. Бегом и моржеванием увлекся лет десять назад. Чтобы принять участие в нью-йоркском ультрамарафоне, нужно заплатить 650 долларов. Эти деньги идут на питание, медицинские и другие услуги. Плюс стоимость авиабилетов. В этот раз они обошлись мне очень дешево — 400 долларов в оба конца, ведь я их покупал за четыре месяца до вылета. Спасибо семье — родные поддерживают меня, не возмущаются, что беру деньги на спорт из общего бюджета.

fakty.ua/133298-vo-vremya-mnogodnevnogo-zabega-organizm-perehodit-v-takoe-sostoyanie-kogda-hvataet-odnogo-chasa-sna-v-sutki-chtoby-polnocenno-otdohnut

Tags: ,

753

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *